Вечерняя панихида по тушенке)

Каждый кот навскидку, четко определяет чего и сколько находится в одиноко стоящей банке на столе. И не важно закрыта она или открыта — результат диагностики будет одинаково успешен. Когда я вчера, открывашкой вспарывал жестянку с лаком, у которой была намертво приклеена крышка, коты индифферентно дефилировали вдали малым коридорным каботажем.

Сейчас же, как только я водрузил на стол «нашу прелесть» — банку говяжьей тушенки, они тут же, с решительными мордами, бодро вышли из своего кошачьего сумрака. Они. Уже. Знали.

Коты были сыты, посраты* и дважды вылизаты* друг другом, но были готовы к лучшей доле. А я всего лишь хотел тушенки. Как в детстве. Из банки. Без хлеба. В одно лицо. Накатывают иногда такие простые и цельные желания из области детской «сбычи мечт». То сгущенку умять, то тушенку, а то и якутское пироженное замастырить (это когда черный хлеб с маслом, посыпанный сахарным песком). Короче, не было в моем сценарии котов, но у котов было особое мнение.

Когда они, лоснящимися от осеннего обжорства тушами, уселись рядом в желании узнать достаточно ли велика их доля тушенки в моей банке, я решил их припугнуть:

— Каждый китаец знает, что кот — это не только лютая мимишность, но и полтора кило бюджетного мсяо.

Угроза моя впечатления на них не произвела, сволочи прекрасно знали, что я ни фига не китаец, хоть и уроженец далекой азиатской глубинки. По взгляду Чернухи было понятно, что она всерьез рассматривает дать мне ответную рекомендацию выпить яду, а Беляшик молча, одной только своей тупой уверенностью посылал меня куда-то в сторону Иркутской области.

— Есть чо пожрать? — горела в их глазах вечнозелёная тема нынешнего демисезонья.

Ситуация усугублялась личностными свойствами моих питомцев. Беляшик, как любой кот, уверенный в неотразимости своей красоты — конченный нарциссический наркоман. При этом, он несколько сохат, косячен, не гонится за логикой и не склонен к планированию. Поэтому, выводов из своей деятельности не делает вообще.

Чернуха — латентный социопат. Она раздражительна, но абсолютно ленива. Ей все время тупо влом и от этого сильно не в жилу социопатить. Пока её что-то не взбесит, не дернется. Совестью не обладает и как следствие — не испытывает угрызений.

Не дождавшись от меня лояльности, кошаки начали психическую атаку. Чернуха в своем сугубо мрачном экстерьере, как бухой дьякон затянула архиепический молебен за тушенку. Она как бы намекала, что еще немного и произойдет срыв высшей нервной деятельности и тогда она проведет мне мастер-класс «Что надо знать глупой человеке о порогах агрессии, включая насилие».

Поглядывая на вербально отлынивающего Беляшика, находящегося в томном экстазе самолюбования, она на судорожном вдохе, не теряя темпа воя, коротко куснула его в область подхвостья. Беляшик завелся как неисправный микрофон, затянул тоскливую ноту «Мя» где-то за диапазоном пятой октавы. Периодически, на пиках их воплей, входя в резонанс, стеклянным зудом отзывалось кухонное окно.

Это были крайне не комфортные условия для вдумчивого поедания тушенки… Я отказался от личной монополии и дал котам по паре кусочков. Добившись задуманного, доказав свою состоятельность и дожрав полученное, черный мохнатый жабёр и белесый ушастый хомяк, довольно помахивая хвостами, неспешно скрылись в сумраке коридора.

Я проследил за ними взглядом и осторожно достал вторую банку.

Источник (текст, превью, фото)
Текст: http://the-cheerful-robot.diary.ru/
Превью: Позитив-проект «Тысяча чертей!»
Фото, использованное в превью: http://static.diary.ru/
.
.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓